Информация о фиброцементе и фиброцементных панелях KMEW

Фиброцемент (фибробетон) — разновидность цементного бетона, в котором распределены фибры или фиброволокна в качестве армирующего материала. В качестве фибр могут использоваться волокна из металла, стекла, целлюлозы, полимеров – полиамида, полипропилена, поливинлхлорида. Фибра добавляется в бетон на стадии производства бетонной смеси, выполняя функцию армирующего компонента, и способствует улучшению качества бетона, повышая его трещиностойкость, деформативность, водонепроницаемость и морозоустойчивость. Дополнительным преимуществом фиброцемента является его пониженный вес по сравнению с традиционно армируемым железобетоном, что облегчает монтаж и снижает нагрузки на конструкции и фундамент.
Фиброцемент применяют в сборных и монолитных конструкциях, работающих на знакопеременные нагрузки. Важнейшая характеристика фиброцемента — прочность на растяжение — является не только прямой характеристикой материала, но и косвенной, и отражает его сопротивление другим воздействиям. Еще одна важная характеристика фиброцемента — это его долговечность. По показателю работы разрушения фиброцемент может в 15-20 раз превосходить бетон.
Фиброцемент имеет достаточно интересную историю. Начиная с его изобретения в 1900 году, фиброцемент всегда ассоциировался с культурой строительства. Это — культура простоты и эксперимента, культура обычных зданий и архитектурного авангарда. Особенность материала — его очевидная подлинность, внешняя и осязаемая, при полной универсальности использования в строительстве (отделка фасада, крыши, внутренняя отделка), в производстве мебели, а также многих необычных методах применения, например, ландшафтные работы в садах.
В течение более ста лет материал вдохновляет дизайнеров и художников. Пабло Пикассо, Фернан Леже и Макс Эрнст даже писали на фиброцементе. Но, прежде всего, это материал для архитекторов. В гражданском строительстве из фиброцемента изготавливают водопроводные трубы и подземные вентиляционные каналы большого диаметра. В городах Германии секции труб из фиброцемента используются как рекламные столбы. Многие места общего пользования, например скверы и сады, украшены элементами и вазами для деревьев, изготовленными из фиброцемента. Архитекторы, проектировщики и другие профессионалы в творческих областях и сегодня высоко ценят универсальность, прочность и эластичность материала. Дитмар Штайнер, глава Центра архитектуры в Вене, назвал фиброцемент «основным техническим строительным материалом и неотъемлемой частью современной архитектуры».
История изобретения фиброцемента ведется от типового промышленного продукта XIX столетия. Людвиг Гачек (1856—1914), австрийский изобретатель материала, выходец из семьи пивоваров. Получив наследство, он приобрел фабрику в городе Воклабрюк, Австрия, производящую асбестовые листы и прокладки. В те времена асбест был популярен во многих сферах производства благодаря своей негорючести. Он активно использовался в деревянном домостроении для теплоизоляции дымоходов печей и каминов. В 1893 году Гачек основал «Первую Австро-венгерскую асбестовую фабрику» и начал разрабатывать новые продукты. В течение семи лет он искал огнестойкий материал для покрытия крыш, более легкий и прочный, чем глиняная черепица, более дешевый и универсальный, чем шифер, и более долговечный, чем свинец. Наконец, создав материал из смеси портландцемента, асбеста, негашеной извести, воды и песка, он начал производить несгораемые, морозостойкие плиты для создания долговечной кровли.
В патенте №5970 от 28 марта 1900 года эта технология была названа как «процесс производства плит из искусственного камня с гидравлическими вяжущими веществами с применением волокнистых материалов». Панели из фиброцемента и в наши дни производятся в соответствии с процессом Гачека.
Берлинский архитектор Конрад Вольхаг описывает свойства фиброцемента как «оптически воспринятая сила, которая прибывает изнутри: через глубину ее поверхности, через ее текстуру, через ее бархатистость, которая может быстро меняться с изменением освещения и погоды».
Вскоре фиброцемент стал воплощением современной архитектуры, и сегодня сложно представить архитектуру без него. В 1920-х годах проводилось много экспериментов с материалом, но стремительный рост его применения пришелся на 1950—1960 годы. Известные архитекторы всех поколений использовали изделия из фиброцемента и внесли свой вклад в развитие материала. Ле Корбюзье уделял особое внимание фиброцементу. Уже в 1912 году он использовал фиброцементные панели для покрытия крыши на вилле своих родителей в ЛаШоде-Фоне, которая стала называться Maison Blanche. Самое масштабное использование Ле Корбюзье продуктов из фиброцемента имело место через 45 лет в его «Машине для жилья», строившейся к Международной строительной выставке в Берлине, он использовал фиброцемент для фасадов и балконов, жалюзи, лестничных балюстрад, напольных покрытий, выравнивания потолков, облицовки радиаторов, панелей ванн, подоконников, измерительных панелей, мусоропроводов и трубопроводов. Характерные веретенообразные конструкции — пепельницы — до сих пор стоят возле здания.
Адольф Бехне в 1923 году в своей известной статье о функциональных зданиях «Современные функциональные здания» сказал: «Мы должны обратиться к новым строительным материалам: сталь, железобетон и, в особенности, дюралюминий, стекло и этернит». А 50 лет спустя швейцарский писатель Макс Фриш с энтузиазмом отзывался о своей карьере архитектора в молодости в своей автобиографической новелле 1975 года Montauk: «Цемент, клинкер, стекловата, этернит. Все это — словарь моей каллиграфии».
Однако, новый промышленный строительный материал был принят не всеми. Архитекторам, работающим по линии сохранения архитектурного наследия, мешали ограничения по использованию цемента из-за его серого цвета. Ассоциация швейцарских архитекторов в 1916 году выпустила отчет, в котором рассматривались положительные и отрицательные аспекты применения фиброцемента. В данном отчете одобрялось использование материала для коммерческих объектов и монтажа фасадов промышленных зданий, но не допускалась замена старой плитки, кровельного материала или шиферных крыш в деревнях крупными прямоугольными панелями из фиброцемента. Однако, спустя годы, продукты из фиброцемента стали применяться даже в проектах ремонта фасадов и модернизации зданий и использоваться при восстановлении известных зданий, например Сберегательной кассы почтового ведомства в Вене, где Отто Вагнер использовал материал для восстановления парапетов крыши.
Сегодня множество старинных зданий имеют крыши или фасады из фиброцемента, и не только в Европе. Выдающимся примером является дом постройки 1957 года японского архитектора Кензо Танге в Токио. В этом доме скомбинированы традиционные японские мотивы и современные материалы на основе цемента. Он спроектировал фиброцементные панели на фасаде деревянного дома, которые скользят вдоль стены и разделяют внутреннее и внешнее пространство, эта функция ранее выполнялась тонкими стенами из рисовой бумаги.
Эта японская «легкость» в свое время оказала влияние на немецкого архитектора Эгона Айермана. Он считал фиброцемент материалом, наиболее соответствующим современности. Айерман как никто другой сформировал послевоенную архитектуру Германии. И именно он наиболее полно использовал фиброцемент в работе: этот материал идеально передавал философию «новой сдержанности» в немецкой архитектуре. Айерман применил его при строительстве здания Парламента Германии в Бонне в 1965—1969 годах. Там, где другие, скорее всего, использовали бы природный камень, Айерман весьма естественно использовал плоские фасадные панели из фиброцемента.
Среди прочих выдающихся архитекторов, активно использовавших в своих проектах в Германии после Второй мировой войны фиброцемент, можно выделить Гюнтера Бениша — в строительстве школ, и Отто Штайдла — при жилом строительстве. Бениш также применял панели из фиброцемента для цветных проемов в стеклянном фасаде здания банка Landesgirokasse в Штутгарте в 1997 году. Немецкий инженер и архитектор Фрай Отто облицевал подвешенную крышу в проекте павильона Германии для Всемирной Выставки в Монреале в 1967 году с шифером из фиброцемента. Австрийский архитектор Густав Пайкл также использовал кровельные листы в павильоне Австрии на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1964 году. Жилые дома, построенные с применением фиброцемента, стали вехами архитектуры модернизма и постмодернизма: дом в Ле Матте, Южная Франция, Ле Корбюзье, 1935 год; Дом социологических исследований в Калифорнии, Рэй и Чарльз Имсы.
Фиброцемент стал мощным инстру¬ментом для современного архитектора в создании собственной философии ар¬хитектуры. Подтверждением этому мо¬гут служить великолепные работы отече¬ственных архитекторов государственных и частных проектных мастерских, соз-дающих уникальные общественные, жи¬лые и многофункциональные высотные комплексы, где в отделке фасадов ос¬новным материалом является фиброце¬мент. Универсальность ма¬териала и его способность к формовке предоставляют широкие возможности для развития, изобретения и эксперимен¬тов, позволяя находить в его названии но¬вые смыслы: в этом отношении фибро¬цемент должен ассоциироваться скорее с «отсутствием чувства времени», чем с «вечностью».

По материалам: История фиброцемента в мировой архитектуре. // В издании: Технологии строительства 23.07.2007 (Москва), Fibre Cement: Technology and Design: Jan R. Krause